09:14, 26 апреля, 2016

Новая звезда «Матч ТВ»

1 496 0
Лора Чугуевская
Обозреватель Tricolor TV Magazine

Комментатор Павел Занозин: «Дружба со спортсменами мешает профессиональной работе»

Павел Занозин – достойный преемник знаменитой плеяды отечественных футбольных комментаторов. Кажется, что новая звезда «Матч ТВ» знает о футболе всё-всё-всё и еще чуть-чуть. Заодно преподает в Школе спортивной журналистики и делится в фейсбуке, что посетил 30 стран. Удивительно фотогеничный, он заряжает своей любовью к телевидению и спорту.

Павел Занозин

Павел Занозин впервые попал на телевидение в девять лет

Вы помните ощущения от самой первой своей игры в футбол в детстве?

Помню, что у меня это получалось гораздо хуже, чем мне хотелось. Как-то не складывалась картинка между тем, что происходит по телевизору, и тем, что я сам могу исполнить. Я не мог с той же силой, как по телевизору, ударить по мячу или так же точно отдать передачу. Мне тогда было 8-9 лет, и я очень хотел научиться играть, как профессионалы. Поэтому мы каждый день и вечер с друзьями проводили во дворе. Профессионально я никогда не играл, но сколько себя помню, я играю в футбол практически все возможное время.

Это удивительное чувство, когда ты можешь своей ногой отправить мяч туда, куда хочешь. Это то, к чему я стремился в детстве и чему через несколько лет научился. Восторг от гола мало с чем сравним. Ученые считают, что это какие-то фаллические символы: гол – когда мужчина достигает своей цели.

Когда я играю в футбол, то практически не злюсь. Многие мои коллеги и друзья, когда играют, становятся другими: агрессивными, слишком эмоциональными, вымещают в игре то, что в реальной жизни не получается. У меня такого нет. Я получаю удовольствие от футбола.

Вы играли в футбол с отцом? Игра была семейная?

Не совсем. Как раз папа любил футбол гораздо меньше, чем я. И если мы играли, то он минут 10 с нами проводил, а потом уходил по своим делам, а мы 2-3 часа еще продолжали с друзьями во дворе играть. Зато сейчас, когда я стал комментатором, он стал гораздо больше смотреть футбол и существенно больше знает о нем, чем тогда, когда я только начинал увлекаться.

Телевидением? Ведь вы в 9 лет уже начали работу в телекомпании «Волга»?

Да, действительно, я попал на телевидение в 9 лет. И в том же возрасте впервые посмотрел футбольный матч на чемпионате мира 1998 года и влюбился в футбол! Сначала это было параллельно: футбол – отдельно, телевидение – отдельно.

Но я быстро понял, что о футболе можно интересно рассказывать. Я в детской программе делал сюжеты про футбол, мы снимали все детские команды Нижнего Новгорода, соревнования разные. И так сформировалась мечта стать спортивным комментатором. В Нижнем Новгороде это было сложно, поэтому я понимал, что рано или поздно надо переезжать на большой спортивный канал в Москву.

Как набирали, нарабатывали телевизионный профессионализм?

Я считаю, что журналистика – работа исключительно практическая, и за 5-6 лет на журфаке не научишься тому, чему можно научиться за месяц реальной практической работы на телевидении. Пока не сделаешь 500 сюжетов, ты не научишься хорошо их делать. Пока не прокомментируешь 100 матчей, то, скорее всего, тоже ничего не будет получаться. Поскольку я с самого детства был в этой телевизионной жизни, я просто наблюдал, пытался делать все сам, учился на своих ошибках.

Чему был посвящен сюжет, текст которого вам дался труднее всего в начале вашей карьеры?

У нас была очень серьезная школа Васи Уткина и Димы Федорова, которые делали программу «Футбольный клуб» начиная с середины 90-х. И когда мы совсем молодые и необстрелянные пришли, то казалось, что мы в принципе ничего не можем сделать правильно. Поэтому приходилось переделывать сюжеты по много раз. Какой-то конкретный текст сложно вспомнить, потому что хороший текст редко пишется с первого раза вообще и редко сюжет делается вот так, по щелчку пальцев. Обычно над текстом сюжета я работаю часов пять: вымеряю, сравниваю, ищу нестандартные обороты, проверяю факты и взаимосвязи и т.д.

Работа с операторами, поиск сюжета – что из этой телекухни вам нравилось больше всего?

Если говорить о детстве, то больше всего я любил записывать стендапы, безумно любил. Наша программа длилась 20 минут, выходила в записи и содержала несколько стендапов. И мы в пятницу собирались где-то во дворе или на детской площадке и с разными веселыми ситуациями записывали короткие подводки к сюжетам.

Мы были маленькими, много баловались, а вся ответственность лежала на 19-летней девушке Ане Веселовой, которая нас организовывала. Она была большим энтузиастом своего дела. Почти всем, что я умею, я обязан именно ей. Сейчас Аня живет в Лондоне и работает на ВВС.

Павел Занозин

Павел Занозин был абсолютно уверен, что выиграет конкурс комментаторов «НТВ-Плюс»

В семье были разговоры, на кого сын пойдет учиться?

Конечно. Я никогда не рассматривал журфак. Мама с папой хотели, чтобы я получил фундаментальное образование, поэтому я в Нижнем Новгороде поступил сразу на два факультета: экономический и французского языка. Две зачетки, две сессии, два диплома – очно. Но когда я прошел конкурс комментаторов, я все это бросил, получил два диплома о неполном высшем и в Москве перевелся на заочный в РГСУ и в итоге его и окончил. Но я это сделал скорее ради того, чтобы родителей успокоить. Они же хотели, чтобы у меня был диплом о высшем образовании, вот я его им и подарил.

А что в подарке написано?

Как ни странно, написано «журналист». Во-первых, я выбирал так, чтобы мне было нескучно и несложно учиться. Во-вторых, чтобы не тратить на учебу много времени. И при этом, чтобы я как-то мог использовать то, что умею. Поэтому я окончил факультет журналистики. Но повторюсь: идти на журфак я никому особенно не советую.

Как вы вытащили счастливый билет в Москву?

Я очень хотел и был абсолютно уверен, что выиграю конкурс комментаторов «НТВ-Плюс» с первого дня, когда увидел объявление. Я не рассматривал никакого другого варианта, кроме победы. До этого я 9 лет проработал на телевидении. Когда приехал в Москву, увидел людей, которые должны были быть моими соперниками, то я понял: «Да, я могу это сделать».

На суперфинале был конкурс интервью, и, конечно, многие волновались, когда общались с Леонидом Слуцким, Владимиром Гендлиным. Я же брал интервью у Владимира Гомельского, мы с ним очень хорошо поговорили о баскетболе. Поскольку это было, наверное, трехсотое интервью в моей жизни, я совсем не переживал.

Павел Занозин считает ориентиром в профессии Владимира Маслаченко

В общем, получилось, как в фильме «Матрица» – «ложки не существует»…

Насчет «Матрицы» – не помню, но моя психология в том, что я верю в себя.

Какой опыт дает работа с такими телемастерами, как Владимир Маслаченко?

Невероятный! Весь последний год жизни он работал бок о бок со мной. Мы вели вместе программу, он брал меня в пару комментировать матчи. За тот 2010 год я научился большему, чем за всю остальную карьеру. Потому что, когда ты находишься рядом с этим человеком, вся его аура передается тебе и ты не можешь позволить себе работать плохо. Хотя от Владимира Никитича сложно было научиться чему-то конкретному, потому что он был абсолютный индивидуалист, и быть таким, как Маслаченко, не может никто. Я старался подсматривать какие-то приемы. Это тот момент, когда ты наблюдаешь, где-то у тебя это все откладывается, и ты понимаешь, как правильно. Для меня Владимир Маслаченко всегда будет ориентиром в профессии.

Как бы вы охарактеризовали стиль тех великих комментаторов, которых вы изучали в архивах? И как бы назвали свой?

Я преподаю в Школе спортивной журналистики. Там мы составили целую табличку – стиль Озерова и стиль Синявского, это две абсолютно разные школы. И сейчас практически все комментаторы работают в одном из этих двух стилей. Стиль Озерова – это, в первую очередь, эмоции и не очень глубокое погружение в тему. Такой конферанс и поддержка зрителя эмоционально. Стиль Синявского – это глубокий анализ спортивных событий. И те, кто предпочитает стиль Синявского, стараются понимать футбол как явление глубокое и важное, в котором не бывает очевидных вещей.

Я стараюсь работать в стиле Синявского, конечно. Но поскольку я не играл в профессиональный футбол, это бывает сложно. Тот же Маслаченко футбол знал досконально изнутри. Константин Генич, один из наших лучших комментаторов, был профессиональным футболистом. Другие виды спорта комментируют многие олимпийские чемпионы, чемпионы мира, и они работают с точки зрения анализа.

Я стараюсь постигать футбол. Наверное, никогда не буду его знать так, как профессиональные футболисты, но пытаюсь в этом направлении продвигаться.

Павел Занозин: «Идти на журфак я никому особенно не советую»

Что еще преподаете в Школе журналистики?

Мой предмет называется «практическая работа на телевидении». Я учу всему: делать сюжеты, вести программы, комментировать.

Футболу больше 100 лет, он 1863 года рождения. А как можно столько цифр запомнить – матчей, дат, голов?

Моей любимой книгой в детстве была «Футбольная энциклопедия». Я знаю ее наизусть. К тому же ты просто любишь свое дело, и какие-то факты всплывают в памяти сами собой, даже сам удивляешься. Мне не приходится часто залезать в источники и подсматривать, кто и в каком году был чемпионом мира, например. Хотя всего все равно невозможно упомнить. Когда есть Интернет, многие зрители знают больше комментаторов, потому что они следят за каким-то конкретным клубом, болеют за него и знают о нем абсолютно всё. И сейчас знание всех цифр и фактов в профессии чуть-чуть уходит в сторону. Несколько важнее как раз грамотный русский язык, эмоции и понимание того, о чем ты говоришь.

Ощущения от прямого эфира совпадают в чем-то с игрой покер?

Ну, нет (смеется). Я очень люблю играть в покер, но это другое. В покере ты переживаешь за деньги, все эмоции возникают от того, что ты можешь выиграть или проиграть. В эфире ты можешь быть крутым, и здорово, когда это получается.

Комментатор вашего уровня может позволить себе болеть за какую-то команду?

Любой комментатор может болеть за кого угодно. Самое главное – быть объективным. То, что ты болеешь, не должно тебе мешать разбирать правильно эпизод. Грубо говоря, если команда, которая мне нравится, нарушила правила в штрафной площади, я все равно скажу, что это пенальти, независимо от того, болею я за нее или нет.

Я не болельщик, у меня нет фанатизма никакого, поэтому мне легко. Я время от времени испытываю симпатию к конкретным людям, иногда командам. Сейчас мне очень симпатичен «Краснодар», потому что это первый в России клуб, который строится правильно, как мне кажется. Владелец клуба Сергей Галицкий безумно любит футбол. И в 2008 году он создал «Краснодар». За восемь лет они уже успели стать бронзовыми призерами чемпионата России, дважды подряд играли в Лиге Европы. Галицкий строит лучший стадион в России, у него лучшая футбольная школа. В общем, комплексный подход, и люди, которые приходят играть в «Краснодар», отвечают единой философии: это должен быть зрелищный, красивый футбол.

Павел Занозин

Павел Занозин признается, что ощущения от игры в покер и прямого эфира не похожи друг на друга

В истории футбола есть темные стороны. Вы как-то моделировали для себя: а вдруг на матче случится вторая трагедия на «Эйзеле»?

К сожалению, это тоже часть футбола. Спорт – это эмоции, которые иногда заставляют людей вести себя неадекватноКонечно, мне было бы сложно найти слова для трагической ситуации. Слава Богу, в моей карьере таких матчей не было. Я не представляю, например, как комментировать такие матчи, когда погибали Сергей Перхун, Марк-Вивьен Фоэ, Миклош Фехер... Смертей на футбольном поле было достаточно за последние 15 лет. Не знаю, можно ли в такой момент сказать что-то нужное.

Назовите лучших игроков в истории футбола, российских и зарубежных.

Недавно умер Йохан Круифф – один из лучших в истории. Из тех, кого я видел, – Дэвид Бекхэм, футболки с номером которого – семеркой – я носил с детства. Марат Измайлов, который недавно закончил карьеру. Вратарь Руслан Нигматуллин, который шикарно играл в 2000-х, а сейчас работает комментатором на «Матч ТВ».

Международная федерация футбольной истории и статистики провела исследование, в котором по ранжиру расставлены величайшие футболисты XX века. На первом месте – Пеле, на втором – Йохан Круифф, на третьем – Диего Марадона.

Поделитесь впечатлениями о работе на Олимпиадах – от и до.

Первая в жизни Олимпиада – это всегда крутые воспоминания. Я поразился, насколько было много работы. Я себе представлял так: утром и днем – работаю, вечером гуляю по Лондону. На самом деле за три недели работы я один раз вырвался в город погулять. Был дикий ритм из-за того, что мне досталось сразу несколько видов спорта. В один из дней я комментировал три разных вида спорта в трех местах Лондона и каким-то чудом везде успел.

Главное впечатление – «Уэмбли», один из величайших стадионов мира. И хотя я комментировал там женский футбол, но сама атмосфера была незабываема и само понимание, что ты работаешь на суперарене, – это, конечно, круто.

Вообще Олимпиада – это калейдоскоп, в котором сложно на чем-то сконцентрировать внимание. Допустим, хочешь посмотреть бронзовый матч сборной России по баскетболу, но в это время едешь на спортивную гимнастику и берешь интервью у ребят, на данный момент никому не интересных. Хотя понимаешь, что они – тоже герои, потому что каждый спортсмен, находящийся на Олимпиаде, – реальный герой. Я глубже прочувствовал это на Олимпиаде в Сочи, когда погрузился в жизнь спортсменов. В Лондоне все было немного по верхам.

В Сочи проходила наша Олимпиада, что наложило свой отпечаток. Ты чувствовал, как к этому причастен. И перед Сочи, и перед Лондоном мы делали целый год программу на «НТВ-Плюс», изучали всех спортсменов, разбирали, кто на что способен, сами с ними знакомились, брали интервью, делали сюжеты. И поэтому в Сочи на фристайле, например, я мог общаться с любым спортсменом на равных. Они знали, кто я, и рассказывали, может, то, что не рассказывали кому-то другому.

Павел Занозин не только любит комментировать матчи, но и сам с удовольствием выходит на поле

И повышали тем самым профессиональную самооценку?

Как-то Лев Филатов, футбольный журналист, сказал, что дружба со спортсменами мешает профессиональной работе, потому что ты становишься необъективным. Мне тяжело не дружить со спортсменами, и все равно какие-то симпатии появляются. Я дружу со спортсменами, но стараюсь, чтобы это не сильно влияло на работу.

Конечно, сложно критиковать по-настоящему человека, с которым ты близок. Поэтому я, вероятно, могу быть необъективен, но стараюсь, чтобы это не слишком проявлялось.

Что качественно отличало Олимпиаду в Сочи от лондонской?

В Сочи меня очень порадовало то, что приехало огромное количество народу со всей России, и все получали удовольствие. Какие-то мелкие и крупные бытовые проблемы, которые возникали, не сильно смущали людей. Я помню, как приехал за три дня до Олимпиады, а в гостинице еще шел ремонт, и я сам мыл пол в своем номере, потому что некому и некогда было там убраться.

Но какой же это был праздник! Я получал настоящий кайф. Например, утром комментировал фристайл, потом сел в машину и поехал в прибрежный кластер, откомментировал сборную по керлингу. И конечно, очень важно, что мы так шикарно выступили на той Олимпиаде. Никто не подсуживал: мы реально взяли и выиграли Олимпиаду. И я тоже был частью этого!

Вы как-то анализировали, почему нет масштабного успеха отечественных футбольных команд?

Разумеется, анализировал. Мы не так давно выигрывали два кубка УЕФА, в 2008 году выигрывали бронзу чемпионата Европы. Сейчас наши команды здорово прошли осеннюю стадию Еврокубков. Это был лучший результат в истории российского футбола по очкам, набранным в таблице коэффициентов УЕФА. А весной все повылетали. Бывает. Значит пока команды еще не готовы к тому, чтобы стабильно играть на высоком уровне.

Павел Занозин

По словам Занозина, комментатору должно быть интересно то, что он делает

Почему нет Бекхэмов, Месси, Роналду?

Потому что у нас дикий провал поколения 90-х, которое оказалось практически потерянным из-за того, что страна была в разрухе. И по крупицам приходится собирать сборную. И нет не только Месси: нет Мостовых, Аленичевых, Тихоновых. Зато появляются другие. Олег Шатов, к примеру, отлично играет и, надеюсь, уедет в какой-нибудь европейский клуб. Я считаю, что важно для российских футболистов ехать в Европу, играть там, набираться опыта.

Дайте определение из пяти слов, что для вас зрелищный футбол.

Страсть, результативность, техника, комбинационность и уверенность.

В чем принципиальное отличие женского футбола в стиле, тактике, зрелищности?

Скорости меньше, поэтому всё выглядит как-то игрушечно. Хотя я люблю женский спорт – теннис, волейбол, баскетбол. Я не хотел бы никого обижать, но в женском футболе меньше уровень сопротивления, меньше борьбы, скоростей, а на огромном поле это ярче заметно. В футболе если ты бежишь сто метров не за 11 секунд, а за 15 – это очевидно. Хотя неоднократно женские голы попадали в хит-парад лучших моментов года. И звезды среди футболисток тоже есть. Это Эбби Вомбах из США, которая забила больше 100 голов за национальную сборную. В мужском футболе это, кстати, никому не удавалось. Бразильянка Марта, неоднократно признанная лучшей футболисткой мира. Ханна Юнгберг – шведка, которую однажды пытался купить руководитель мужского футбольного клуба «Перуджа». Жаль, что итальянские чиновники запретили.

У вас есть опыт комментирования керлинга. Наверное, футбол и керлинг – это как стихи и проза, лед и пламень. Какое удовольствие можно получить от керлинга?

Керлинг – это шахматы на льду. Если играют две сильные команды, то очень интересно смотреть. Для меня это вообще самый любимый зимний вид спорта. Я не очень люблю хоккей и биатлон, а керлинг полюбил, когда увидел нашу сборную на Олимпиаде в Ванкувере. Красивые девчонки сразу привлекли внимание, и захотелось за них болеть. Потом я попробовал поиграть сам и понял, что это самая умная игра среди всех видов спорта. Стратегия в керлинге на несколько порядков сложнее, чем в футболе, поэтому эту игру можно сравнить с шахматами по уровню интеллекта. Поставить правильно камень – это второе дело, а вот продумать ход восьми камней в каждом «энде», т.е. периоде, что будет через 4-5 бросков, – это очень сложно. В покере, кстати, тоже всегда нужно переходить на следующий уровень мышления и пытаться проникнуть в голову соперника.

Я сам играю в керлинг, мы даже выиграли журналистский турнир один раз в команде «Чемпионат.ком». Каждый раз, когда удается поставить камень в дом – восторг!

На телеканале «Матч ТВ» Павел Занозин начал работать с осени 2015 года

Вы смотрите фильмы, связанные со спортивной тематикой?

Да, конечно! Меня поразил «Манибол» когда-то, притом, что я вообще бейсбол не смотрю и не разбираюсь в нем. Это фильм, который переворачивает твое сознание и понимание спорта в целом. «Мюнхен» Стивена Спилберга о теракте на Олимпиаде-1972. Фильм «Играй, как Бэкхэм», в котором женский футбол показан с наилучшей стороны. «Космический джем» с Майклом Джорданом, который сделал для популярности баскетбола больше, чем кто-либо. «Легенда №17» – очень хороший фильм. Я не ограничиваю себя футболом, и если фильм о спорте, то я его наверняка посмотрю.

Есть ли у вас традиции семейного кинопросмотра?

Мы с женой часто смотрим кино в кинотеатрах и дома, пытаемся открывать новые вещи для себя. Когда проходит «Оскар», она обязательно смотрит церемонию, а потом мы практически подряд просматриваем все фильмы, которые были номинированы. Из последних – посмотрел «Игру на понижение», «Джой», но не скажу, что они произвели на меня глубокое эмоциональное впечатление.

С родителями стараюсь делиться картинами, которые люблю, – «1+1», «Побег из Шоушенка». Когда-то папа мне часто показывал «Ромео и Джульетту» с музыкой Нино Роты… Можно сказать, что это любимый фильм моего детства. «Д’Артаньян и три мушкетера» с Михаилом Боярским – шикарно. Еще – многие советские комедии: «Джентльмены удачи», «Бриллиантовая рука», «Иван Васильевич меняет профессию» и т.д.

Фильм, который стимулирует вашу работу?

Мотивационный? Да, я четко помню этот совершенно потрясающий фильм. Если его посмотреть, неважно в какой раз, ты уже не будешь в себе сомневаться, – это «Одержимость», «Whiplash».

Уровень ваших профессиональных амбиций?

Впервые еду в этом году на чемпионат Европы, и для меня это большое событие. Хотелось бы и финал чемпионата мира когда-нибудь прокомментировать, и финал Лиги чемпионов, естественно. В нашей профессии настолько понятные ориентиры, что придумать что-то новое нельзя. Футбол хорош тем, что в нем каждый день происходит что-то новое. И даже если тебе кажется, что ты увидел самый великий матч в истории, придет время, и будет еще более великий матч.

Телевидение – это?

Когда герой картины «Москва слезам не верит» говорил, что через 25 лет ничего не будет, одно сплошное телевидение, ему никто не верил. Сейчас телевидение остается одним из факторов жизни, даже уходит на второй план, потому что есть Интернет и можно узнавать что-то быстрее, чем по телевизору. Для меня телевидение – это жизнь, моя любимая работа, которой, я надеюсь, буду заниматься очень долго. И я очень рад, что в России впервые появился федеральный спортивный канал «Матч ТВ», который направлен на то, чтобы страна полюбила спорт.


Поделись с друзьями
Комментарии(0) Комментировать
Загрузка...