22:57, 31 августа, 2018
Собирательные образы
479 0
Татьяна Рамкина
Обозреватель Tricolor TV Magazine

Егор Баранов, режиссер «Гоголя», рассказал, чем франшиза схожа со «Звездными войнами», почему Всадник оказался без рогов, а финал сюжета катится под откос

Третья и заключительная часть проекта телеканала ТВ-3 и продюсерской компании «Среда» Александра Цекало стартовала в кинопрокате 30 августа. «Гоголь. Страшная месть» – эпическое завершением трилогии, созданной по мотивам удивительных произведений и загадочной биографии Николая Гоголя. Основой для третьего фильма стала повесть «Страшная месть» из сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки», а начало трейлера отсылает к событиям XVII века, времени противостояния казаков и поляков.

Все старые и новые герои франшизы встретятся лицом к лицу, чтобы наконец-то выяснить, кто скрывается под маской Черного Всадника и убивает девушек Диканьки. Этот ключевой для трилогии образ тоже взят со страниц «Страшной мести» Гоголя.

премьера, триколор, тв, журнал

Егор Баранов известен зрителям по сериалу «Sпарта», «Фарца», «Саранча»

Третья часть франшизы «Гоголь. Страшная месть» получилась динамичнее предыдущих. С чем это связано, Егор?

На самом деле это не так. Просто это ведь финал истории, и он, конечно же, сюжет неумолимо ведет к концу. А ближе к развязке история всегда набирает темп. К тому же, если мы говорим про какое-то продолжительное развитие истории, понятно, что она должна развиваться постепенно. В третьем фильме где-то появляются отгадки, где-то загадки, мы видим новых героев, новые перипетии, развитие уже знакомых линий. В конце второго фильма «Гоголь. Вий» со смертью Гоголя мы набрали некую высоту и дальше просто несемся с горки вниз, под откос. И соответственно, скорость набирается – от этого и ощущение, что ритм финала такой динамичный, как вы сказали.

А вам не обидно, что за такое продолжительное время между фильмами «Гоголя» какие-то загадки, возможно, многими забылись?

Наверное, так и есть, но мне не обидно. Это нормально – так неумолимо происходит в любой франшизе. Если мы осмелимся сравнить с такими культовыми франшизами, как, к примеру, «Звездные войны», то там между выходом последней части и предыдущим фильмом прошло два года. И ты сидишь, вспоминаешь, думаешь: так чем же там закончилось? Наверное, те, кому интересно, пересматривают предыдущие части перед тем, как пойти на последнюю. Надеюсь, и с «Гоголем» так же.

Вы наверняка слышали немало претензий от тех, кто считает, что ваш Николай Васильевич совсем не похож на того самого Гоголя.

Мы не собирались делать нашего героя максимально похожим на реального Гоголя. Это не автобиографический портрет писателя. Мы не хотели становиться заложниками его реальной личности, образа, мы, скорее, пытались изобразить некий миф о нем. У нас это больше литературный персонаж. На самом деле этот фильм – это история отношений с девушками, и итогом этих встреч стала личная трагедия Гоголя. У нас он еще не сформировавшийся писатель, он юнцом попадает в эти обстоятельства, они его перемалывают и вынуждают взяться за перо. Эти безумные события и сделали из Гоголя того гения, которого мы знаем.

премьера, триколор, тв, журнал

В «Гоголе» сыграла целая плеяда популярных актеров: Александр Петров, Олег Меньшиков, Евгений Стычкин, Таисия Вилкова, Артем Сучков, Ян Цапник, Юлия Франц

Что касается знаменитого носа Николая Васильевича, то мы сознательно от него отказались: пластический грим пробовали, но мы понимаем, что так «ходит» актер, его очарование, не хватаем мимики, и получается, что играет маска. А это неправильно, я считаю.

Многие зрители сравнивают ваш проект с некоторыми зарубежными, такими как «Сонная лощина». Как вы к этому относитесь?

Я спокойно к этому отношусь, тем более мне кажется, в основном это касалось первого фильма. Сейчас, когда люди уже привыкли к героям и истории, многие уже перестали сравнивать и воспринимают наш проект как самостоятельный. А вообще, думаю, есть такая специфика нашего зрителя – выискивать параллели даже там, где их нет. Отчасти мы, конечно, вдохновлялись Тимом Бертоном, я этого не скрывал, и первая часть чем-то напоминает «Сонную лощину» – например, по большей части представлением о Всаднике. Мне кажется, это проблема: зрители считают, что кто-то у кого-то украл. Но если мы начнем разбирать западные фильмы, то окажется, что и там заимствований миллионы – те же «Звездные войны» украли очень многое из «Космической одиссеи» Стэнли Кубрика.

Расскажите подробнее о Всаднике, пожалуйста: откуда он взялся, как вы его придумывали, может быть, какие-то вариации еще были?

Если говорить непосредственно про фигуру Всадника, то это придумка сценаристов. А когда передо мной встал вопрос, как конкретно его изображать, я начал думать и смотреть всевозможные варианты, проанализировал и «Властелина колец», и «Сонную лощину». Образ Всадника был не только в западной литературе, но и в нашей. Это один из многих образов, объединяющих самые разные народы. Но я пытался сделать что-то свое – так, у нашего Всадника появились рога. Вначале у меня была идея, что это будет огромный дымный огненный плащ, это будет его отличать. Но это оказалось все-таки непосильным по нашим затратам на компьютерную графику. И мы от этой идеи отказались. Кстати, и слава богу, что так произошло! Ведь через два года я увидел воплощение этой идеи в «Короле Артуре» Гая Ричи! А так бы оказалось, что мы сделали то же самое. В итоге появились вот эти прорастающие рога, чтобы отделить его от череды похожих всадников.

Ждать ли продолжения «Гоголя»?

«Гоголь. Страшная месть» – это последний фильм первой трилогии, и мы думаем о продолжении истории. В финале зрители как раз видят, к чему мы можем прийти в следующих фильмах о Гоголе и его товарищах.

Смотрите ленту «Гоголь. Страшная месть» – самый динамичный фильм трилогии – в кинотеатрах с 30 августа.

Фото: ТВ-3



Поделись с друзьями
Комментарии(0) Комментировать
Загрузка...