21:53, 15 марта, 2016

По правилам и без

775 0

Нетрадиционная любовь в кино: зачем и почему

Фантазия режиссеров поистине безгранична и порой принимает весьма неоднозначные формы. Чаще всего это касается отношений между героями. Казалось бы, здесь все придумано до нас: какие только перипетии и сложности в любви мужчины и женщины не показаны в мировом кинематографе! На этой благодатной почве можно создать не один закрученный сюжет. Ан нет, создатели знаковых кинолент все еще находят, чем нас удивить и даже шокировать. И дело тут вовсе не в толерантности, не в конъюнктуре и даже не в запросах искушенной аудитории.

В сиквеле «Зена – королева воинов» Габриэль и Зена – любовницы

Вот, например, в сиквеле знаменитого сериала «Зена – королева воинов» боевые подруги Зена и Габриэль станут любовницами. Режиссеры объяснили такой смелый ход просто: реалии изменились, телезрители давно привыкли к откровениям на тему однополой любви, ну а тем, кто смотрел предыдущий сезон, все и так было понятно. Все это, в общем-то, закономерно: главная героиня настолько мужественна и отважна, что представить рядом с ней еще более сильного мужчину было бы попросту невозможно.

Уж кто настоящий мастер создавать феерические драмы на теме нетрадиционной и даже запретной любви, так это Педро Альмодовар. И как тонко у него получается! Если не смотреть его фильмы, а просто почитать краткое изложение сюжета – волосы дыбом встают. В «Коже, в которой я живу» сумасшедший, но гениальный хирург превращает насильника своей дочери в точную копию своей умершей жены… и живет с ним, вернее, с ней, как с женой. Одержимый санитар из «Поговори с ней» влюбляется в собственную подопечную, которая много лет находится в госпитале в состоянии комы, и делает ей ребенка, а умирающий от СПИДа трансвестит из «Все о моей матери» узнает о том, что восемнадцать лет назад стал отцом. Кажется, что логики нет никакой, равно как и морали, но режиссер умудряется изобразить все это таким образом, что, несмотря на шокирующую натуралистичность, после его фильмов почему-то хочется любить людей

Среди самых невероятных и неправдоподобных примеров странных отношений в кино вспоминается, пожалуй, «Гарольд и Мод» Хэла Эшби. Здесь дело в разнице в возрасте, да еще какой! Ведь Гарольду, сыну богатых родителей, не более двадцати лет, тогда как его избраннице, неунывающей бабушке по имени Мод, – около восьмидесяти. Режиссер умудряется показать встречу двух родственных душ и трогательную дружбу, которая перерастает в любовь со всеми сопутствующими сложностями. Конечно, семья мальчика в диком ужасе, но истина о том, что любви все возрасты покорны, оказывается непреложной.

В фильме «Макс, моя любовь» главная героиня встречается на съемной квартире с шимпанзе по имени Макс

Еще интереснее закрутил сюжет Нагиса Осима в фильме «Макс, моя любовь». Тема очеловечивания животных в мировой культуре встречается часто, достаточно вспомнить, например, роман «Женщина и обезьяна» Питера Хёга. Внутренний мир зверя изображается как нечто неизученное, непредсказуемое и непостижимое; возможно, он понимает все не хуже людей. В человеке, напротив, просыпаются животные инстинкты. Словом, метафора гораздо глубже, чем могла бы показаться, и не такая грубая, как решила бы большая часть зрителей. Как бы то ни было, в абсурдной комедии Осимы главная героиня заводит отношения с шимпанзе и всякий раз удивляется его непредсказуемости.

В фильме «Леон» единство между главными героями не поддается объяснению

Недосказанность так и витает в воздухе, но отношения между двумя такими разными и в то же время такими похожими представителями мира живой природы, как ни странно, оказываются почти идеальными, какой бы скользкой ни была эта тема. 

Да и легендарный «Леон» Люка Бессона тоже, можно сказать, балансирует на грани фола. Никакого явного эротического подтекста в этой картине нет, и в то же время он отчетливо ощущается. Чего стоит только вот это: «Кстати, он мне не отец, он мой любовник, пойду прогуляюсь немножко», – из уст не по годам раскованной и взрослой девочки, которую еще и подростком-то толком не назовешь. Дружба профессионального киллера и 12-летней девочки абсолютно необъяснима и не похожа ни на что. Но как бы мы ни трактовали режиссерскую задумку (разумеется, каждый – в меру своей испорченности), из этого фильма можно извлечь массу уроков, а в конце сложно сдержать слезы. 

Вы наверняка и сами вспомните массу таких примеров. Нежная любовь двух убийц, живого и призрака, обычного человека и вампира, здорового и умирающего от неизлечимой болезни, однополые отношения и непостижимые любовные треугольники, четырехугольники, пятиугольники – словом, нетрадиционные чувства в кино изображены не только для того, чтобы «встряхнуть» аудиторию и заставить судачить о неслыханной наглости сценаристов или об испорченности нравов, и не только для того, чтобы, что называется, запахло жареным. Они заставляют нас по-новому взглянуть и на самих себя, и на свое окружение. Часто после просмотра понимаешь: многие стереотипы абсолютно беспочвенны, и ничего однозначного в этом мире нет. А если об этом задумываешься хотя бы неосознанно, значит, работа режиссера уже была не напрасной.


Поделись с друзьями
Комментарии(0) Комментировать
Загрузка...