11:57, 13 мая, 2015

Война: новый взгляд

703 0
Наталия Курчатова
Обозреватель Tricolor TV Magazine

Современное русское кино о народной истории

На смену великим советским фильмам о Великой Отечественной войне — «В бой идут одни старики», «Они сражались за Родину», «Горячему снегу» и «Освобождению» — в XXI веке пришли новые, российские фильмы, как правило, вызывающие противоречивые отклики у зрителей. В том, почему фильмы о войне нельзя снимать плохо, разбиралась Наталия Курчатова.

Кино о Великой Отечественной в России — всегда несколько больше, чем кино

У каждого народа существует своя болевая точка. Американцы и французы празднуют свои революции, патриотично настроенные британцы несколько осенних недель носят на лацкане бумажные цветки мака в память о «багряных полях» Первой мировой. Россия на протяжении XX века поменяла несколько символов национальной идентификации: еще 102 года назад, в 1913 году с помпой праздновали трехсотлетие дома Романовых, затем на полвека главным праздником стало 7 ноября.

Так сложилось, что после перестройки и демонтажа СССР День Победы стал не просто главным праздником а, пожалуй, единственным днем, в который народ чувствует свою общность — ни новоявленный День народного единства, ни День Конституции не идут с 9 мая ни в какое сравнение.

И если в мировом кинопроизводстве последние лет двадцать намечается тенденция все более вольного обращения с военной темой (например, «Бесславные ублюдки» Тарантино), то у русского зрителя даже формальные эксперименты своих режиссеров на этой почве вызывают, как минимум, непонимание. И это вполне естественно для народа, не только понесшего самые большие человеческие потери в войне, не только вынесшего основную ее тяжесть, но и поныне ощущающего Победу как чудесный импульс силы и возрождения.

Неудивительно, что о войне у нас по-прежнему снимают много — и кинофильмов, и телевизионных проектов. Работая над этой статьей, я поразилась количеству выпущенного на экраны за последние пятнадцать лет. Другое дело, что если среди советских фильмов о войне полно легендарных картин, то российский кинематограф смог прибавить к этому всего-то пару новых слов.

Большинство российских фильмов о Великой Отечественной войне достаточно быстро забывается массовым зрителем

Можно было бы предположить, что виной тому излишнее благоговение и осторожность в обращении с темой, но нет — вот тебе и бряцающий новыми технологиями «Сталинград» Федора Бондарчука, где иные эпизоды, кажется, сняты главным образом для того, чтобы поразить зрителя летающими, пылающими и взрывающимися штуками; вот достойный, в принципе, телефильм «Жизнь и судьба» по книге Василия Гроссмана, где Сталинградская битва выглядит едва ли не фоном к коллизиям жестокого сталинского времени. То есть взгляд вроде бы отличный от традиционно советского — в одном случае с точки зрения реализации, в другом — с точки зрения расстановки акцентов, но никакого открытия, никакой «новой правды» о войне мы из этих работ не выносим.

Советское кино о войне было крайне разнообразным на художественные решения. Была и тяжелая «окопная правда», и, напротив, «легкие» фильмы с комедийным оттенком. Классический пример такой «легкости» — мой любимый фильм «В бой идут одни старики». Здесь нет жестокости. Молодые прекрасные люди влюбляются, целуются, поют песни, отважно воюют и горят в самолетах. 

По обилию песен фильм Леонида Быкова — практически мюзикл; причем все песни подчеркнуто интернациональны: «Смуглянка» о молдавских партизанах и украинская народная песня «Ничь яка мисячна». Но быковские летчики не отменяют ни «Горячего снега» по роману Юрия Бондарева, ни «Проверки на дорогах» Алексея Германа, ни великого телефильма Петра Фоменко по книге Веры Пановой «На всю оставшуюся жизнь». Здесь как раз хватает с избытком грязи, крови, жутких страданий. Каждая из этих картин занимает свое особенное место в мозаике великой войны и великой победы. Что же сообщает нам о ключевом событии народной истории современное русское кино?

В России о войне по-прежнему снимают много — и кинофильмов, и телевизионных проектов

Вот упомянутый уже «Сталинград». Мы готовы с удовольствием смотреть киноаттракционы на отвлеченные сюжеты, вроде «Хоббита» или «Звездных войн», но красиво горящие люди в Сталинграде — нет, извините, это, по моему мнению, слишком горячо. Без 3D фильм производит впечатление раздетого до картонного остова: слабая картинка натянута на сюжет замечательного фильма «На семи ветрах» Ростоцкого, в котором девушка оставалась в доме недалеко от передовой в ожидании возлюбленного.

Параллельно идет история немецкого капитана, который ходит к русской женщине. Еще параллельно — виньетка о еврейской женщине, которую немцы сжигают заживо вместе с маленькой дочкой. Эта разноголосица историй не выглядит ни новой, ни старой «сталинградской правдой». Нет цельности, единства, искренности: история о женщине и немце из фильма вроде «Проверки на дорогах», история о казни еврейской семьи — будто из картины про оккупацию Киева или Минска…

«А зори здесь тихие» режиссера Рената Давлетьярова был тепло принят критиками

Противоположный пример — новейший римейк еще одного пронзительного фильма Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие» за авторством Рената Давлетьярова. В принципе, эту камерную историю (по повести Бориса Васильева) о последнем бое пяти девчонок под командой бывалого мужика-старшины против полутора десятков немецких диверсантов в карельских лесах испортить крайне сложно. Здесь острота чувств идет об руку с трагедией «прерванных ниточек» — молодые женщины, которым всей логикой жизни и природы предназначено любить, рожать детей, петь, флиртовать, вить гнезда, и вот все эти ниточки, все эти пять голосочков перерезаны.

Давлетьяров хорошо поработал с артистами, характеры героинь сохранены и выявлены, каждая врезается в эмоциональную память. Сумел поэтично снять северные наши озера и леса, ставшие ареной трагедии — не совсем понятно, правда, зачем и здесь 3D, ну да ладно, дань прогрессу. Саспенс исходного кинотекста не только сохранен, но даже усилен. Редакция историй героинь тоже, в общем, не режет глаз (как новая «раскулаченная» биография Лизы Бричкиной). Некоторые вопросы вызывает саундтрек — песня в исполнении Олега Газманова на финальных титрах у большинства людей ассоциируется с разухабистыми девяностыми, но никак не с Великой Отечественной.

Саспенс исходного кинотекста в новой картине «А зори здесь тихие» не только сохранен, но даже усилен

Фильм Давлетярова и технически, и идеологически вполне способен конкурировать с зарубежными фильмами той же тематики. К слову, «наши западные партнеры» если и снимают что-то про войну и победу, то про свою войну и свою победу. Если на фоне фильмов вроде американской «Ярости» или британской «Игры в имитацию» в наших кинотеатрах не будет идти ничего нашего и нового, снятого с учетом вкусов современного зрителя, то скоро высадка союзников в Нормандии затмит в сознании молодого поколения и Сталинград, и Ленинградскую битву, и огненную дугу Курска. 

Большинство российских фильмов о Великой Отечественной войне, при всем их изобилии, достаточно быстро забывается массовым зрителем. Есть, впрочем, некоторые фильмы последних 15 лет, которые врезаются в память. Я насчитала три.

Фильм «Кукушка» удостоен многих наград, в том числе и Московского кинофестиваля

Во-первых, это фильм 2002 года Александра Рогожкина «Кукушка», совершенно пацифистский по настрою. Три главных героя — финский снайпер, которого отступающие немцы приковывают к камню, переодев перед этим в эсэсовскую форму (чтобы не сдался в плен «иванам»), собственно Иван, которого в начале фильма везут в «особый наш отдел», и саамская женщина Анни, на хуторе которой они втроем все в итоге и оказываются. Камерная и парадоксальная на первый взгляд история подсвечивает нетривиальную линию противостояния, советско-финскую, в отношении которой до сих пор идут споры.

«Зимняя война» 1939-40 гг, очевидно несправедливая с советской стороны, затем союзничество Финляндии с нацистской Германией, которое тоже никаким оправданиям не поддается, общеизвестная пассивность финнов в наступательных действиях против советских войск, которую кто-то объясняет прагматикой, кто-то — давними родственными связями двух соседей, а когда-то (с 1809-го по 1917-й) и соотечественников: в общем, здесь есть о чем поразмыслить. 

Второй фильм — «Белый тигр» Карена Шахназарова по книге современного петербургского писателя Ильи Бояшова, снятый без лишней болтовни и с должным реализмом. Некоторые называют «Белого тигра» «киношным аниме» — за мистическую подоплеку. Ужасный и загадочный немецкий «тигр» — предмет поисков и борьбы советского бойца Ивана Найденова, сгоревшего в своей «тридцатьчетверке» и в буквальном смысле вышедшего с того света. Так или иначе, танки в картине, действительно, как живые. Когда модернизированная тридцатьчетверка Ивана Найденова выцеливает «тигра» в покинутой белорусской деревне, вертит башней, прячется за избами, и вправду можно поверить, что танки если и не говорят со своими механиками, то чувствуют их, как лошади всадников.

Некоторые называют «Белого тигра» «киношным аниме» — за мистическую подоплеку

Качественная, натуралистичная картинка со смятым лесом, взрытыми гусеницами полями, гречневой кашей с тушенкой, бутылкой коньяка, просоленными от пота гимнастерками, окровавленными халатами и бледно-потными лицами врачей и сестер, сгоревшими людьми; при этом грязь, кровь и пот сняты без смакования, буднично. 

Третий фильм — «Битва за Севастополь» режиссера Сергея Мокрицкого, премьера этого года в двух версиях — телевизионной и в кино. Снова снайпер, на этот раз — не безвестная финская «кукушка», а знаменитая Людмила Павличенко, Герой Советского Союза, которую в Штатах называли «Леди-смерть», 309 целей на счету.

Война — эта такая особенная жизнь...

Если «Кукушка» Рогожкина может не нравиться крайним патриотам своей идейной амбивалентностью, а «Белый тигр» — рьяным либералам своей очевидной критикой западной цивилизации, то «Битва за Севастополь» — своего рода проект национального примирения, тем более что он русско-украинский, что в настоящий момент звучит особенно актуально. Название, правда, не особенно отражает суть: битва за Севастополь здесь лишь фон, а история эта про женщину на войне, три главы из четырех названы мужскими именами, а одна — именем Элеоноры Рузвельт, такой вот реверанс союзникам. Элеонора, впрочем, хороша.

Может, конечно, показаться, что многовато романтики для военного фильма, но Юлия Пересильд — большая молодчина, ее тяжелый взгляд и слегка подмороженная мимика не дают повествованию рассопливиться. Охотно веришь, что эта «Мила» с ровным пульсом снимает немца, а вот при взгляде в глаза любимому мужчине... Хрупкая женщина, которая сказала американцам, тянувшим со вторым фронтом — «джентльмены, как долго вы еще будете прятаться за моей спиной?» — этот женский образ чрезвычайно силен. 

Но в «Битве за Севастополь» есть и еще кое-что, что, возможно, заставит его запомнить при всей неровности полотна. Это несколько моментов, которые выведены на диво тонким и точным пером: сцена грубого приставания летчика в палатке, сцена убийства героиней немецкого связиста, и сцена, когда напарник говорит Людмиле: мол, война — эта такая особенная жизнь…

Если бы подобные картины снимали хотя бы по одной в два-три года, День Победы наверняка обрел бы свое подлинное значение — главного праздника не только для Российской Федерации, но и для всех народов бывшего Советского Союза, всех народов, пострадавших и победивших в самой страшной, может быть, и самой важной войне в истории.

Русское кино
Фильм «Белый тигр» снят по мотивам повести Ильи Бояшова «Танкист»
Русское кино
Работа над фильмом «Битва за Севастополь» началась еще в 2012 году
Русское кино
«Сталинград» — первый фильм российского производства, который был выпущен на экраны в формате IMAX 3D
Русское кино
Бюджет фильма «Битва за Севастополь» составил почти 125 млн рублей

Поделись с друзьями
Комментарии(0) Комментировать
Загрузка...