10:55, 01 декабря, 2017
Рабочие моменты
2 867 0
Татьяна Рамкина
Обозреватель Tricolor TV Magazine

Актеры сериала «Чернобыль. Зона отчуждения» Константин Давыдов и Кристина Казинская о завершении актерской карьеры, ответственности перед зрителем и продолжении проекта

«Чернобыль 2. Зона отчуждения» стал хитом сезона на ТВ-3, как и ожидалось – телезрители ждали продолжения сериала почти три года. И не были разочарованы, судя по отзывам. Действие свежих серий разворачивается в альтернативной реальности, созданной в стилистике ретрофутуризма, где СССР не распался, а стал главной мировой сверхдержавой, флагманом передовых технологий и законодателем мод. Герои отправились в США, там и проходили съемки. «Чернобыль 2. Зона отчуждения» стал первым российским сериалом, снятым в Голливуде с участием популярных американских актеров. Исполнители одних из главных ролей в самом громком запуске ТВ-3 «Чернобыль 2. Зона отчуждения» Константин Давыдов и Кристина Казинская поделились с Tricolor TV Magazine впечатлениями от съемок в США, работы над сложными сценами и своими планами на будущее.

премьера, триколор, тв, журнал

Сериал о приключениях пятерых подростков в мистической Зоне, образовавшейся вокруг Припяти, был впервые показан в 2014 году

Чем второй сезон «Чернобыля. Зоны отчуждения» отличается от первого, на ваш взгляд?

Константин: Сам сюжет предполагал, что история изменится совершенно кардинально. Наши герои изменили мир, история всего человечества и Земли стала развиваться по-другому, и теперь они должны устранить эти последствия. Эти обстоятельства дали нам возможность изменить локации, поэтому мы снимали в Соединенных Штатах. Были также съемки под Ригой и в России, но основная часть – в США. Это подстегнуло фантазию сценаристов и продюсеров – так появилась мультижанровость истории: каждый эпизод представляет собой отдельный жанр. Если говорить в целом, то во втором сезоне «Чернобыля» все наши фишки стали мощнее и серьезнее, круче и ярче.

Кристина: Да, это дало возможность для более масштабного рассмотрения деталей, разворота сюжета, расширения его горизонтов, так сказать. Интересно, что актерская работа была сложнее, как мне кажется. Если в первом сезоне у нас были герои понятные, то во втором нам предложили более сложно прописанных персонажей, каждый из которых раскрывал себя по-новому. Так что работа для нас была интереснее вдвойне. И мы старались, чтобы через три года после первого сезона зрители поверили нам.

Расскажите о своем опыте работы в США, пожалуйста. Возникали ли какие-то сложности?

Кристина: Для меня это был первый опыт работы за рубежом, и в США, в частности. Почти все из нас там вообще впервые побывали как раз во время съемок. С самого начала это был не простой процесс: сначала нам долго оформляли рабочие визы, в частности, поэтому так надолго растянулся этап продакшна второго сезона. Так как уже была заявлена Америка, пути назад не было – надо было ехать и снимать там, мы не могли подвести поклонников, снимая Техас где-нибудь в Казахстане.

Константин: По поводу впечатлений – тут очень просто. Только представьте себе картину: студенты заканчивают театральный вуз и начинают сниматься в кино, которое становится суперуспешным. А после этого улетают снимать в сам Голливуд! Сначала нам казалось это чем-то невероятным! В США у нас была русская команда на съемках: режиссер-постановщик, продюсеры и актеры – костяк из наших. А вот остальные специалисты – те самые настоящие американские работники.

премьера, триколор, тв, журнал

В главных ролях снялись Константин Давыдов, Сергей Романович, Кристина Казинская, Валерия Дмитриева, Анвар Халилулаев

А территориально где проходили съемки?

Кристина: Мы работали по всей Калифорнии, локации были разбросаны на расстоянии 200-300 миль друг от друга, мы колесили по всему штату.

Константин: Нам удалось немного посмотреть США – в свободное время мы поездили, посмотрели, как живут обычные люди. Предвосхищая вопрос об антагонизме: мы, русские, не встретили негативного отношения к нам. Никакой политики – там тоже простые люди живут.

Почувствовали ли вы разницу в уровне и в подходе к работе?

Константин: Сложно оценивать уровень. Просто сранвите сколько фильмов снимается в США, и сколько у нас. Сколько денег вкладывают в кино там и тут. Не хочу никого обидеть, но есть разница в том, какими темпами развивается кино в США и в России. К тому же там своя культура кино, а у нас – другая. Поверьте, поехать туда и поработать в реальных условиях американского большого кино – это прекрасно. Мы работали с большими профессионалами – такой уникальный опыт неоценим.

Кристина: Там свои правила, причем очень жесткие. Если у нас могут сказать: «А давайте обед на пару часов попозже», то у них это просто невозможно, потому что все строго просчитано, и каждая минута стоит денег. Каждый участник процесса это знает. Если у них обед, то это обед, если конец рабочего дня, то конец – все по графику, заранее оговоренному. Очень все слаженно и конкретно. При этом они открыты к общению, дружелюбны, ненавязчивы.

Что касается трюков – за вас их выполняли дублеры?

Константин: Все трюки мы выполняли сами. Был, например, такой момент: нужно было проехать без фар, так как снимали камерой с высокой светочувствительностью, которой можно снимать ночью, как днем. В салоне сидели все действующие лица – мы ехали в полной темноте, по пустынной местности на скорости 60 км/ч. Я сидел за рулем. Не могу, конечно, сказать, что это были жесткие условия, но это запомнилось.

премьера, триколор, тв, журнал

В проекте приняли участие Евгений Стычкин, Мо Галлини, Роберт Пол Тэйлор, Джолин Андерсен, Владимир Епифанцев, Ольга Бузова и другие известные актеры

Как проходила подготовка к съемкам?

Кристина: Наш режиссер Паша Кастомаров устраивал читки, морально готовил нас с Лерой Дмитриевой – у нас с ней довольно сложные сцены. Круто, когда тебя заранее готовят, когда ты уже знаешь, где у тебя в этот день будут нелегкие сцены. Мы их снимали несколько дней.

Кстати, режиссер «Чернобыля» был заменен в процессе съемок, если не ошибаемся?

Константин: Да. Первые эпизоды снимал Андерс Банке, который работал и над первым сезоном «Чернобыля», но потом пришел Павел Костомаров. По каким причинам, не знаю. Замена режиссера нас не шокировала – все прошло гладко. Никакого морального насилия не было – с Пашей Кастомаровым работа была простроена очень просто. Он замечательный оператор, сейчас работает как режиссер, расширив свой диапазон. Он приветствует более натуралистический подход – это дело вкуса, а нам, актерам, было интереснее работать с ним.

Кристина: Паша – документалист, и поэтому он очень четко ставил нам задачи, задавал нужный градус, погружал в нужный моральный контекст, задавал рамки. У нас все было по-настоящему: если погоня, то мы реально бежали, чтобы не догнали. Одышку не приходилось изображать, как и усталость. Если было страшно, то на экране это видно. Это был очень интересный опыт. Американские актеры были в шоке, когда видели, насколько мы жестко и иногда натуралистично играли. Но обошлось без серьезных травм, хотя я человек, который на ровном месте упадет.

Константин: При этом Паша готов прислушиваться к нам. В принципе он чаще шел на наши предложения, чем мы сами ожидали. Если они были по теме, конечно.

Вы общаетесь со своими коллегами по «Чернобылю»?

Кристина: Я с Лерой дружу.

Константин: А я с Гошей. Он пишет стихи, любит музыку, у него есть скрипка, которой 180 лет. Так что сошлись по интересам.

премьера, триколор, тв, журнал

Смотрите финальные серии второго сезона «Чернобыль. Зона отчуждения» в пятницу, 1 декабря, на ТВ-3 в 20:00

За время этого долгоиграющего проекта как изменилась ваша карьера?

Константин: У меня изменилась абсолютно. Я не вижу себя в будущем в актерской карьере вообще. Она у меня как раз закончена. Потому что я актер одной роли, Паша из сериала «Чернобыля». На протяжении этих лет как актер я смог неплохо заработать. Но я жду-не дождусь, когда закончится эта роль.

Какие планы на будущее?

Константин: Никаких перспектив относительно актерской карьеры я не строю, и в эти игры больше не играю. Не дают ролей – я и остыл к этой индустрии. Если дверь закрыта, я буду открывать другие. Я хочу расширять свое амплуа, но в другую сторону: есть разные сферы искусства, которые меня интересуют. И чем шире диапазон, тем я себя свободней чувствую. Музыка в первую очередь. Я интересуюсь аранжировками, экспериментами. Но это не значит, что завтра я выпущу свой первый сингл на популярном лейбле. Я хочу работать на стыке музыки, литературы, режиссуры – путь современного искусства, знаете ли, неисповедим. Но «Чернобыль» в любом случае дал мне понять, как можно развиваться.

Кристина, а у вас?

Кристина: У меня остается огромная благодарность проекту. Он дал мне толчок к огромной работе над собой. Но я пока тоже на какое-то время сделала паузу с кино.

Будет ли продолжение у «Чернобыля»?

Константин: Вопрос нужно задавать продюсерам. Можем лишь сказать, что сценарий, конечно, позволяет снимать третий и последующий сезоны.

А вы согласитесь на съемки в третьем и четвертом сезоне, если будет?

Кристина: Это зависит от того, будет ли та же команды, будет ли Лерка.

Константин: Я очень хочу не подвести зрителей. Это зависит от зрителей. Если зрителю будет нужно и важно, то это нужно будет делать, это попросту не обсуждается.




Поделись с друзьями
Комментарии(0) Комментировать
Загрузка...