10:38, 08 июня, 2016

Век просвещения на экране

440 0
Наталия Курчатова
Обозреватель Tricolor TV Magazine

Эпоха Просвещения в зарубежных и российских сериалах

Восемнадцатый век – такой далекий и столь близкий, известный по фильмам и сериалам, авантюрным интригам, кавалерам и дамам в париках – как нам рассказывают о нем на ТВ.

Агент. Шпионы Вашингтона

Сериал «Поворот» идет на американском телевидении уже третий сезон

На телеканале AMC в разгаре третий сезон сериала «Turn» – «Поворот», или, как чаще встречается в русском переводе, – «Агент. Шпионы Вашингтона». Эта неспешная и атмосферная историческая драма с хорошими костюмами и отличным кастом снята, что само по себе интересно, по научно-популярной книге Александра Роуза и рассказывает о тайной стороне американской войны за независимость. Обучаясь искусству войны, американские патриоты, или мятежники, каковыми их считают британцы, обучаются также искусству шпионажа. Под непосредственным руководством Джорджа Вашингтона на территориях, занятых королевскими войсками, создается шпионская сеть из вчерашних фермеров, буржуа и прочих обывателей.

Американским разведчикам-энтузиастам противостоит начальник британского интеллидженса в колониях майор Джон Андре – обаятельный и талантливый карьерист с обостренным чувством прекрасного. Поначалу Андре выигрывает раунд за раундом, но со временем бескорыстная самоотверженность патриотов из «Калпер Ринг» – так звучит кодовое имя шпионской группы Вашингтона и его заместителя Бенджамена Талмеджа вкупе с противоречиями в рядах британцев начинает приносить свои плоды. По всей видимости, именно в этом сезоне создатели приведут Андре к драматичному провалу, известному любителям истории (большинство персонажей сериала – реальные личности или же имеют прототипы). Но вместо того, чтобы заранее раскрывать карты, хотелось бы понять, чем так притягивает сценаристов и зрителей разных европейских стран именно этот период и какие еще телешоу – как зарубежные, так и отечественные – помогут нам лучше почувствовать век, который справедливо называют эпохой Просвещения.

Агент. Шпионы Вашингтона

Первый сезон сериала был показан в 2014 году 

Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что своим нынешним обликом – как в позитивных явлениях, так и в трудноразрешимых противоречиях и проблемах – современный мир чрезвычайно обязан событиям и умонастроениям XVIII века. На первый взгляд кажется, что подобное утверждение справедливо почти для любого периода, будь то великое переселение народов, европейский Ренессанс, эпоха географических открытий или промышленная революция. С одной стороны, с этим как-то не поспоришь, с другой – именно Просвещение с его окончательным поворотом к рационализму в Европе, оформлением национальных государств и представлением о национальных интересах (пока без собственно идеи нации, которая восторжествует несколько позже), установлением колониальной системы и первыми моментами успешного бунта против нее (американская революция тому пример) дает нам одновременно ощущение чего-то близкого, понятного, и чуждого, далекого: как и бывает в случае с по-настоящему переломными моментами.

Не случайно жанр, который более всего идет эпохе Просвещения, – это авантюрная придворная и/или шпионская драма, где главной ценностью является не что иное, как информация: правило, ставшее в наше время общим местом. Создатели «Агента» говорят об этом напрямую, показывая шпионскую штаб-квартиру в Нью-Йорке, где газета делит помещение с трактиром и гостиницей. В малоизвестном, но весьма достойном шведском сериале «Год 1790» сам главный герой, флотский врач Юхан Додд, вернувшийся, к слову, с бессмысленной войны с Россией, является носителем как научного знания, так и информации о тайной организации, которой он сочувствовал, но вышел по убежденности в тупиковости пути революционного насилия. В «1790» исподволь поднимается масса вопросов, актуальных и по сию пору, – и это не только идеи Великой французской революции, но и частные моменты вроде права неимущих на медицинское обслуживание, равноправность женского образования и сексуальности, лояльность государственной власти и вопрос индивидуального выбора не участвовать в очередном кровавом бардаке.

Агент. Шпионы Вашингтона

Исторический сериал «Год 1790» вышел на малые экраны в 2011 году

Что касается России, то обращение к XVIII веку как к истокам справедливо вдвойне: русская цивилизация до Петра, признаем это, для нас фактически – другая планета, а вот Алексашка Меншиков, Михайло Ломоносов, екатерининские орлы и Емельян Пугачев воспринимаются как далекие, но уже прямые предки. Советский кинематограф знает несколько великих эпических проектов о русском средневековье – вроде «Александра Невского» и «Ивана Грозного» Сергея Эйзенштейна, а вот веку восемнадцатому повезло гораздо больше. Эта тенденция сохраняется и в современном российском кино- и особенно телепроизводстве.

Превосходные советские сериалы – как «Россия молодая» по роману Юрия Германа, несколько дидактичный, но познавательный «Михайло Ломоносов» помимо духа времени доносят до зрителя интересную идею о том, что ничто в русской истории не пропадает бесследно: например, утраченная вроде бы, подавленная ветвь северорусской, новгородской и псковской государственности и уклада внезапно оказывается жизненно важной на новом витке. Петр решает строить флот; но никто, кроме поморов, потомков вольных новгородцев, на Руси морские корабли строить не умеет. Решив развернуть Россию в Европу через Балтику, московский царь востребует опыт, на протяжении столетий казавшийся неактуальным, но в новую эпоху рационализма именно способность к мысли независимой, пытливой и одновременно практической оказывается полезной.

Агент. Шпионы Вашингтона

«Гардемарины, вперед!» – один из самых любимых исторических мини-сериалов российских зрителей

Один из самых безусловно удачных опытов не просветительского, а именно зрительского авантюрного телефильма о российском галантном веке – цикл про гардемаринов режиссера Светланы Дружининой по роману Нины Соротокиной. Первый сезон мини-сериала под названием «Гардемарины, вперед!» вышел на экраны в январе 1988 года и был по-настоящему очарователен; молодых Дмитрия Харатьяна, Сергея Жигунова и Владимира Шевелькова, появись они тогда в нашем дворе, попросту растащили бы на сувениры. В школе среди учениц составлялись партии – за Корсака, Белова или князя-бойстрюка (бастарда) Оленева. Прекрасные роли были у маститых Евгения Евстигнеева (канцлер Бестужев), Владислава Стржельчика (Лесток), а Александр Абдулов в роли жестокого, циничного и остроумного спецслужбиста Василия Лядащева был просто леденяще великолепен. Фильму мы также обязаны несколькими женскими секс-символами излета перестройки – это героини Татьяны Лютаевой (Анастасия Ягужинская) и Ольги Машной (Софья Зотова). К сожалению, следующие два сезона упали в какую-то черную яму вместе с остальным российским кино девяностых и запомнились скорее как разочарование.

Современное российское телепроизводство недавно отметилось двумя екатерининскими сериалами – «Екатерина» и «Великая», проекты состоялись с разницей в год на каналах «Россия 1» и «Первом канале» соответственно. Тут стоит отметить некоторый своего рода казус провинциальности – если в советское время, как и в лучших современных исторических сериалах в Европе и США, центральными персонажами выступают герои либо вымышленные, либо далеко не первостепенные, то в новых наших проектах – если жениться, то на королеве, если красть, так миллион. Конечно, экранизировать историю императрицы с прозванием «Великая» кажется гарантией если не величия, то по меньшей мере зрительского успеха. Но такой подход существенно сужает поле маневра, а значит – живость рассказа; вот тандем Соротокина-Дружинина это хорошо понимал.

Агент. Шпионы Вашингтона

Премьера нового сезона запланирована на телеканале «Россия 1» в 2017 году

Впрочем, из этих двух сериалов «Екатерину» вполне можно смело предпочесть, несмотря на всю спрямленность линий Елизаветы (Юлия Ауг), Екатерины (Марина Александрова) и Петра III (Александр Яценко), а также крайнее пренебрежение заслуженным сценаристом Арифом Алиевым самой сутью феодального (все еще) престолонаследия, между ключевыми персонажами постоянно искрит, химия и убедительность образов на хорошей высоте, а история фатального несовпадения Петра и Екатерины, хоть и не имеет никаких подтверждений, выглядит по-настоящему драматично.

Только кажется, что век Просвещения (в том числе российский) исхожен киношниками и телевизионщиками вдоль и поперек – стоит только отвлечься от императорской фамилии и, быть может, блистательного Санкт-Петербурга как неизменной аллегории новой державы, и новые сюжеты, а чем черт не шутит, и новые смыслы попросту хлынут на нас – будь то создание промышленности на Урале, русско-турецкие войны или вот – еще актуальное – основание Севастополя контр-адмиралом Мекензи, шотландцем на русской службе и героем Чесмы. Кстати, легкость на подъем людей эпохи Просвещения – еще одна черта, которая роднит ее с нынешним временем с его всепроникающей глобализацией.


Поделись с друзьями
Другие статьи по тегам
Комментарии(0) Комментировать
Загрузка...