14:06, 07 октября, 2018
Гребенщикова больше не пойдет в кино
1 527 0
Оксана Бондарчук
Обозреватель Tricolor TV Magazine

Актриса, телеведущая, театральный режиссер Алиса Гребенщикова – о сыне, поэзии и плачущих мужчинах

Алиса Гребенщикова до рождения сына активно снималась в кино и сериалах. Завоевала любовь и поддержку зрителей в шоу «Ледниковый период», «Танцы со звездами». Но, став мамой, Алиса оставила в своей карьере только самое любимое – театр и литературу. Теперь на экране ее можно увидеть только в качестве ведущей «Дневника счастливой мамы», а также в редких фильмах. Теперь Алиса Гребенщикова все чаще на театральных подмостках. На «Нетворческом вечере» в Театральном музее Санкт-Петербурга, куда Алиса Гребенщикова вырвалась ненадолго из Москвы, она призналась Tricolor TV Magazine, что главным для нее остается семья и поэзия.

премьера, триколор, тв, журнал

Алиса Гребенщикова в фильме «Училка» с Ириной Купченко

Алиса, вы говорили и доказывали не раз, что ваше главное дело – просветительские проекты в области литературы. Ваша кинокарьера – часть этой миссии? В частности, расскажите о фильме «Училка» с Ириной Купченко.

Надо сказать, что с кинокарьерой я в данный момент закончила. Очень сложно все совмещать. Когда у меня родился ребенок, стало сложно уезжать на съемки в экспедиции. Когда он был маленьким, еще можно было, но школа и экспедиции несовместимы. В прошлом году я уехала в ноябре на 12 дней, играла учительницу в одном фильме. Вернулась, прихожу в школу, а учительница меня встречает: «Господи! Наконец-то вы вернулись!» Не могу ребенка так надолго оставлять, а съемки – это очень частые экспедиции. Как хозяйка дома, я не могу – дом рушится. И потом… Мне не очень нравится материал. Я лучше не буду много зарабатывать, но буду сама себе хозяйка и буду отвечать за то, что я делаю.

Фильм «Училка» – это исключение?

Да, «Училка» – это исключение. Фильм снимал мой товарищ Алексей Петрухин. После выхода картины в прокат меня проклинали все средства массовой информации, все критики, все! Кому-то фильм нравился, говорили, что лента хорошая, Купченко сыграла прекрасно, одно плохо – зачем они Гребенщикову позвали, испортила фильм! (Смеется.) Другие писали: ужасный фильм, фальшивка, а еще и Гребенщикова плохо играет! И все как один писали, что моя роль бессмысленна. Никто из журналистов ничего хорошего не написал, потому что я играла представителя СМИ, который показан с самой неприятной точки зрения. Но перед прокатом мы с этим фильмом проехали по регионам – и все зрители говорили, как круто, как точно показан образ журналиста. Я сыграла не реального журналиста, а представление о журналисте, который бесцеремонно делает сюжеты, например, про теракты, не включаясь в проблему, не задумываясь, что могут пострадать люди. Я сыграла представление аудитории о ремесленниках в профессии. И зрители были благодарны, они так себе представляли этих людей.

Вы ведь играете и в продолжении – в «Последнем испытании», которое выйдет в прокат 29 ноября.

Да, там те же действующие лица, что в фильме «Училка». Не представляю, что будет твориться в СМИ после выхода фильма, но тема очень важная (сюжет фильма рассказывает о теракте во время мюзикла, унесшем жизни многих людей, в том числе детей. – Ред.). На режиссера Алексея Петрухина сильное влияние оказала история с «Норд-Остом», он давно хотел снять фильм на эту тему. Каким бы фильм ни получился, я считаю, правильно, что такая картина есть. Так история не пройдет мимо нас, мы ее не забудем.

Я играю ту же журналистку, но она уже подросла, изменилась, надеюсь, теперь мне от критиков достанется меньше. (Смеется.)

премьера, триколор, тв, журнал

Алиса Гребенщикова в фильме «Человек в футляре, человек в пальто и человек во фраке»

Алиса, теперь вы почти не появляетесь на экранах. Расскажите о той работе, которую вы считаете важной для себя сегодня.

Как автор, продюсер и режиссер, я создаю просветительские работы в области литературы. Я очень люблю литературу, поэзию, и сердце мое страдает от того, что не ко всем приходит современная поэзия, очень многие в школе прочитали классиков, а потом о них забыли. Я стараюсь делиться со зрителями тем, что сама люблю. За последние несколько лет появились цикл «Амазонки поэзии» о женщинах-поэтах ХХ века, писавших на русском языке, который создавался и был показан в Третьяковской галерее на Крымском Валу, программа «Тургеневский юноша», премьера которой состоялась в июне этого года на Красной площади во время Московской книжной ярмарки, несколько проектов, созданных совместно с культурным центром «Дом-музей Марины Цветаевой», – это «Поэт и время», совместный с камерным оркестром Института Шнитке, «Легкое имя: Пушкин», спектакль-читка «Девять писем» и буквально на днях состоялась премьера театрального эксперимента, спектакля-погружения «ДОМ», где все действие происходит в мемориальной квартире Марины Цветаевой.

И как, на ваш взгляд, удается просвещать? Вашему первому музыкально-поэтическому проекту «Капель» пять лет. Расскажите о зрителях, как они реагируют на поэзию, которую вы им читаете.

Мужчины плачут на «Капели». Они ведь как приходят на стихи? Да, их притащили… Сначала они сидят, маются… Но слушают. Через какое-то время с ними начинает что-то происходить. Стихи – это наши сердца, чтобы их принять, надо немного – чуть-чуть расстегнуть молнию маски, снять броню. А у нас камерный зал. Я вижу, как он отворачивается, но я на него все равно смотрю и читаю ему про любовь. Есть стихотворение Риммы Казаковой, оно мне очень нравится – «Приснись мне сегодня, пожалуйста, я так по тебе скучаю…». После этого стихотворения некоторые потом говорят мне: «Давайте мы поженимся!» Но я, конечно, отказываюсь. Хотя они не настойчиво предлагают… А те, кто пришел с парой, смотрю, они после спектакля за ручку уходят, в обнимочку, сидят потом в кафе у театра, воркуют...

Однажды мы играли «Капель» для очень богатых людей. На первых рядах сидели молодые топ-менеджеры компании 30-40 лет, с телефонами, со жвачками, женщины – с грудью, ногами, губами, загорелые… Думаю, слушать не будут. Но нет, слушали. После выступления ко мне подходит один из них и говорит, жуя жвачку: «А где скачать этот сет?» Я в первый момент, честно говоря, хотела ему глаза выцарапать – «этот сет»?! А потом думаю: что же с ним произошло, раз ему захотелось переслушать эти стихи заново? Параллельные миры случайно пересеклись, и вот, пожалуйста, он захотел снова послушать стихи Беллы Ахмадулиной.

премьера, триколор, тв, журнал

На театральной сцене Алиса сыграла несколько главных ролей в различных постановках

Откуда у вас страсть к поэзии?

Я любила поэзию всегда, с юного возраста. Например, «Евгения Онегина» всем сердцем полюбила и люблю всю жизнь.

Алиса, вы и режиссер, и актриса, и телеведущая, и танцуете прекрасно, как мы могли видеть в разных шоу, а вокальный талант отца вам передался?

Вот это не передалось. Вообще, мне хватает того, что у меня есть.

А как своему сыну вы прививаете любовь к поэзии, он ее любит?

Нельзя сказать, что он любит поэзию. Алеша – это такой человек, который вынужден ее слушать. Когда гуляем, я ему читаю «Евгения Онегина». А он мне: «Мама, я не хочу больше Пушкина!» Он мог в садике девчонкам, которые его окружат, сказать: «Нет, я не создан для блаженства, ему чужда душа моя!» Хотя и это вынужденное слушание приносит свои плоды. Ему могут не нравиться те стихи, которые он встречает в школьной программе, но у нас дома есть стихи современных поэтов, и Алеша нашел себе там те стихотворения, которые ему понравились. Обещал даже выучить. В прозе он не любит книги про людей, но с удовольствием читает про животных. Из того, что он сам читает не по программе: «Король собак», «Приключения кота-детектива», «Агент на мягких лапах»… А вообще, это обычный мальчик, который больше любит бегать, чем читать.

Фото: aliceworld.ru


Поделись с друзьями
Другие статьи по тегам
Комментарии(0) Комментировать
Загрузка...