16:02, 26 сентября, 2018
Сложная книга Юлии Барановской
519 0
Оксана Бондарчук
Обозреватель Tricolor TV Magazine

Юлия Барановская, экс-супруга футболиста Андрея Аршавина – о нежелании мстить, книгах, вдохновении и детях

«Я даже подумать не могла, что у него, оказывается, была другая женщина… Я до сих пор не знаю, откуда он ей звонил или писал. Двадцать четыре часа в сутки мы не расставались. Даже пока едешь с тренировки – ничего не успеешь. База «Зенита» видна из нашего окна…», – так написала Юлия Барановская о скандальном разрыве с мужем и отцом ее троих детей, футболистом Андреем Аршавиным в своей первой книге «Все к лучшему». Откровенная и трогательная исповедь ныне известной телеведущей разлетелась мгновенно и Юлия решила переиздать книгу, дополнив ее. Второе издание недавно вышло из-под пера Юлии Барановской и называется «Все к лучшему. Проверено мной!». Tricolor TV Magazine узнал о том, что помогло Юлии пережить развод, будучи беременной, с двумя детьми на руках, заболевшей матерью и почти без денег в чужой стране, на встрече в ее родном городе Санкт-Петербурге, где телеведущая и представила новое издание своей популярной книги.

премьера, триколор, тв, журнал

В «Модном приговоре» Юлия Барановская выступила в роли защитницы героинь передачи

Юлия, расскажите о том, почему вы решили переиздать книгу?

Книгу пришлось переиздать, потому что она закончилась в магазине. Когда была написана первая книга, она пролежала у меня дома на полке целый год, потому что я не была готова ее выпускать. Не могла на это решиться. Именно поэтому первую книгу я сравниваю с рождением четвертого ребенка. Мне кажется, она именно так и родилась, как рождаются дети… На тот момент, когда я ее корректировала, я жила уже в Москве. Честно говоря, легче было по Тверской обнаженной пройти, чем выпустить эту книгу, потому что в ней душа нараспашку. Не хотелось бы, чтобы кто-то, прочитав ее, в нее плюнул. Я очень переживала, нервничала, потому что она очень честная, открытая. Но оказалось, что переживания были напрасны. Не знаю, кто и что за спиной говорит, но отзывы, которые доходили до меня, были очень теплыми. До мурашек. Кто-то мне написал: «Я полгода лежала в кровати, не вставая, пока подруга не принесла вашу книгу, я не хотела жить, а теперь хочу. Спасибо вам большое!» Примерно так. Это того стоило. Книга распродана, читатели спрашивали еще. Мы решили ее дополнить и вот вышло второе издание.

В двух словах, о чем она и почему вы решились ее написать?

Она о периоде моей жизни с рождения и до сегодняшнего момента. Почему она была написана? У нас была публичная семья… А публичный человек должен рассказывать не только хорошее, иначе люди начинают домысливать твою жизнь за тебя. Если ты молчишь – они начинают говорить за тебя, а говорят не всегда приятные вещи. Поэтому, когда я поняла, что мою историю начинают уже совсем нагло перевирать, то решила, что нужно самой все рассказать. Как было. От начала и до конца. Поставить точку и забыть. Вот так пришла идея ее написать, но, как я уже говорила, решиться на выпуск было тяжело. В итоге решилась, и не жалею.

В каждом конфликте всегда виноваты две стороны. Поняли ли вы какие-то свои ошибки, приведшие к конфликту, уже после написания книги?

В конфликте действительно виноваты двое. Но только этот конфликт можно уладить по-разному, даже если виноваты оба. Дело было в поступке человека, вот и все, в том, как конфликт разрешился. В любой ситуации, даже если люди расстаются, можно расставаться красиво. Прочитайте книгу и поймете, о чем я. Вопросы уйдут, каждый сделает свои выводы, чтобы я там ни писала. Признаю ли я какую-то свою вину в конфликте? Конечно. Но как это все разрешилось – в этом моей вины нет, это абсолютно точно.

премьера, триколор, тв, журнал

Юлия Барановская и ее дети от брака с Андреем Аршавиным

Вы думали об Андрее во время написания книги, может быть, ждали, что он вам позвонит и что-то скажет?

Никогда. Даже не задумывалась об этом. Мне часто говорили фразу: «Ну, молодец, ты все доказала». А я. Правда, не понимала, меня это раздражало, ведь я никому ничего не доказывала! Но люди ведь все говорят через призму своей жизни. Хотите верьте, хотите нет, но я реально никому ничего не доказывала, хотя огромное количество людей в это не поверят. Я не знала, что все так сложится… Я лежала в Лондоне, на коврике в парке, пока дети были в летней школе, – мы не могли никуда выехать из страны, – я лежала и думала, вот сейчас пойду к Новикову, я же его знаю, в ресторан устроюсь к нему и буду работать хостес… Никогда в жизни у меня не было мысли кому-то что-то доказывать, я просто пыталась судорожно решить, что мне делать, куда пойти, как и чем заняться. А потом произошла цепочка случайностей. Я прилетела в Москву на день-два., не собираясь оставаться здесь, просто к подруге – крестной моих детей Инне Жарковой, супруге Юрия Жаркова. И так получилось… одно за другим. Я никогда не делала ничего назло. И никому не советую. Месть – еще хуже. Тратить на это свою жизнь – глупо, кому-то что-то доказывать – тоже. Я писала эту книгу для себя. Когда наша история начала обрастать сплетнями, я поняла, что надо рассказать честную историю. Если Андрей Сергеевич напишет свою книгу – а вы знаете, что мужское и женское мнения – разные, это будет его картинка того, как мы жили. Я написала то, как я чувствую. Для меня это была любовь, очень большая любовь. И мне казалось, у него тоже самое. Но казаться нам может все, что угодно.

Вы знаете, что об этом думает Андрей Аршавин?

Меня часто об этом спрашивают: «А что Андрей думает?». А я не знаю! Спросите у него. Я написала о своем чувстве. Я его очень любила, очень. Это был центр моей жизни, вселенной, все крутилось вокруг этого человека. И вот в один четверг, на пятом месяце беременности я узнала, что Андрей Сергеевич решил уйти из семьи, а в пятницу я узнала, что у моей мамы рак. Чтобы не травмировать ее – я ей целый год не говорила. Но к разводу все по-разному относятся. Мы с моей мамой очень разные. Когда через год я ей сказала про развод, она отвечали: «Ну и что, подумаешь». Как еще могла отреагировать моя мама, у которой три официальных брака за спиной и один неофициальный. Она спокойно это восприняла, я по-другому отношусь к жизни. Я совершенно другая. У меня мир рухнул. Я честно об этом написала в книге. Это не значит, что я его люблю до сих пор и хочу чтобы он вернулся. Нет. В этой книжке я рассказала историю и поставила точку. Чтобы ни один журналист больше не задавал мне вопросов.

Вспоминаю ли я его? Конечно, и буду вспоминать: это кусок моей жизни, очень яркий кусок, и он отец моих детей. За те 11 лет, что мы были вместе, мы много чего пережили вместе, правда много… Когда ты знакомишься с кем-то, будучи подростокм, потом вы взрослеете, у него появляется слава, затем переезд в другую страну, когда ты относишься к нему, как к обыкновенному человеку, а за ним папарацци бегают. У нас дети на цыпочках дома не ходили – он приходил уставший после тренировки, играл с детьми. Качал маленького на руках всю ночь, а под утром шел на тренировку. У нас была нормальная семья. Я к нему с огромным уважением отношусь, честно. Но не могу отвечать за поступки других людей…

премьера, триколор, тв, журнал

Юлия Барановская на презентации своей книги в Санкт-Петербурге

Какая фраза вас поддерживает в трудную минуту, каков ваш девиз по жизни?

Это заголовок моей книги – «Все к лучшему». Мне говорили, что это непродаваемый заголовок, но мне было все равно, я хотела его оставить, потому что это именно те слова, с которыми я иду по жизни, мой девиз. Когда в Лондоне я каждый вечер по четыре часа разговаривала с моей подругой, она мне каждый вечер говорила: вот увидишь, все, что происходит, – все к лучшему. А я не верила. Но как только мое сердце открылось этой фразе, спустя год, – все стало происходить к лучшему. До сих пор случаются вещи, когда плачешь от обиды от боли, но садишься, вспоминаешь эту фразу и начинаешь размышлять, думать, понимать, что все и вправду складывается.

Как дети относятся к вашей публичности и популярности?

Они родились в такой семье, когда их папа уже был очень известен и узнаваем, для них это нормально. Но мы никогда из папы культа не делали. Так и со мной. Я всегда говорю им – у вас есть выбор: строить свою жизнь самим, или прикрываться родительскими заслугами. Однажды старший (12-летний Артем – Ред.) сказал про кого-то, что вот, ему родители помогают продвинуться. Я говорю: «И?» Молчит. – «Чего молчишь? Хочешь, чтобы я помогла? Я помогу. Давай, позвоню сейчас, скажу – у меня такой сын бездарный, продвиньте его куда-нибудь, пожалуйста. Хочешь?» И он не хочет, понимает, что ему это не нужно. Я, конечно, говорю: «Я твоя мама, я тебя поддержу, если ты попросишь, ты мой ребенок. Но ты подумай, тебе оно надо?» Нет, не надо. Потому что и я, и он будем знать, откуда ноги растут у его побед. Зато теперь я точно знаю, что он добивается всего сам… Когда мне позвонили из его школы и сказали: «Юлия Геннадьевна, Артема хотят позвать на пробы в Большой театр», я опешила. «В какой?» – «А он у нас он только один». И он пошел туда сам. Я даже не поехала с ним, работала в этот день. У нас в первый раз ставилась опера «Билли Бадд», и Артем не только был утвержден, а был утвержден в основной состав. Он играл премьеру на сцене Большого театра, и я не сделала для этого ничего! Мне от этого круто, и ему!

Фото: instagram.com/baranovskaya_tv


Поделись с друзьями
Комментарии(0) Комментировать
Загрузка...